Arabic.ru - арабский язык и мир изучения арабского языка
Arabic.ru - арабский язык и мир изучения арабского языка
            

   Файруз

Певица и актриса: интервью с Файруз

Файруз Из книги "Женщины Ливана: интервью с чемпионами борьбы за мир во всём мире" (Women of Lebanon: Interviews with Champions for Peace Нельды Латиф (Nelda Lateef).

Перевод с английского Хельги Хаддад

 

 

Как вы думаете, оказывает ли музыка исцеляющее воздействие на общество?

Да, ну, конечно же! Когда я пою такие патриотические песни, как, например, "Я люблю тебя, о Ливан, о, моя Родина!" (bahibbak ya lubnan, ya watani), я вижу мусульманских и христианских солдат, ещё вчера боровшихся друг против друга на улицах, теперь встающих со своих кресел со слезами на глазах: они обнимают друг друга, единым дружным хором поют вместе со мной слова песни, и слёзы катятся по их щекам. Если бы люди чаще посвящали своё свободное время пению и прослушиванию музыки, в этом мире было бы меньше войн, я уверена!

Когда вы поёте патриотические песни о Ливане, ваших слушателей это очень эмоционально трогает. А что вы чувствуете в такие моменты?

Я очень хорошо ощущаю чувства аудитории, но, тем не менее, именно поэтому не позволяю им полностью захватить себя. Я не пытаюсь целиком раствориться в эмоциях слушателей. Это очень волнительно - ощущение единства, когда ты и аудитория - одно целое. Такие ощущения трудно передать словами.

Не было ли вам страшно за свою жизнь, когда вы, наряду с другими демонстрантами, вышли на улицу, выступая против войны?

Нет, нисколько. Я была, скорее, очень сильно рассержена, чем испугана. Я хотела остановить войну - безжалостное, бесчувственное убийство и жестокость. Я хотела, чтобы Ливан был безопасной страной для тех из нас, кто не держит при себе оружие и соблюдает закон. Я хотела, чтобы Ливан вернулся к той жизни, которая была до войны. Мир достоин того, чтобы ради него можно было рисковать жизнью. Я думаю, что только те люди, которые хорошо знают, что такое война, могут действительно ценить мир и дорожить им. Те, кто живёт без войны, в мире и покое, ни в коем случае не должны принимать это мирное положение как нечто само собой разумеющееся. Они должны заботливо хранить его.

Что было для вас худшим событием войны?

Не было такого события - им была сама война, война в целом. Я чувствую, что стала совсем другой; я больше не тот человек, каким была до войны. Смотреть, как моя страна разрушается, дробясь на мелкие кусочки; видеть убийства невинных людей; жить без воды, электричества и предметов первой необходимости - всё это было довольно непросто. Ведь мы привыкли жить в прекрасной цивилизованной стране, которую часто называли "Швейцарией Ближнего Востока". Вот почему было так ужасно видеть, как она рушится прямо на наших глазах. Именно поэтому так нелегко смотреть на то, в каком положении она находится сегодня.

Хотели ли вы когда-нибудь покинуть Ливан?

Никогда! Во время войны я выезжала из страны с концертами, но всегда при первой же возможности возвращалась в Ливан. Ведь для каждого из нас во всём свете не существует места лучше, чем родная страна. Я очень горжусь своей страной и её богатым культурно-историческим наследием.

Какие изменения вы желали бы видеть в ливанском обществе?

Я бы хотела, чтобы люди меньше всего обращали внимания на внешние, поверхностные различия и больше заботились бы о внутренних, сущностных особенностях вещей. Между ливанцами не должно быть никаких различий. Что касается одного ливанца, должно касаться всех нас. Не должно существовать никакой дискриминации. Мы все ливанцы, вот что самое главное.

Вас почитает огромное количество людей. Можете ли вы назвать какие-нибудь необычные примеры особенной преданности, оказанной вам вашими поклонниками?

Было довольно много таких людей, кто дарил мне роскошные подарки и следовал за мной по всему свету, чтобы увидеть моё выступление. Но самое необычное проявление преданности и любви можно наблюдать тогда, когда я нахожусь в толпе. Независимо от того, насколько люди взволнованы, переполнены эмоциями, они всегда оставляют мне свободное пространство, создавая как бы такой живой коридор специально для меня. Это всегда происходит так необычно, чудесно, почти волшебно. Это как если бы я имела защитный нимб вокруг себя. Никто не касается меня. Я вижу и слышу эмоции людей, но редко кто проникает сквозь этот невидимый щит. Для меня это всегда так необычно!

На протяжении всей вашей творческой деятельности было ли какое-нибудь одно необычное выступление, которое, по сравнению с другими, запомнилось вам особенно ярко?

Нет. Каждый раз, когда я выхожу на сцену, в воздухе разлито совершенно особенное волнение. Сколько бы человек ни пришло на концерт - будь то тысяча или десять тысяч - я всегда стараюсь подарить своим слушателям самое лучшее выступление, которое я только способна им дать именно в этот день, здесь и сейчас. Они ведь пришли для того, чтобы послушать меня, и я вовсе не хочу их разочаровывать. К тому же, на каждый новый концерт приходит совершенно особенная аудитория, уже не похожая на ту, что была в прошлый раз. Я даже могу почти физически ощутить то электричество, ту энергию, порождаемую волнением и эмоциями слушателей в тот момент, когда я выхожу на сцену. Можно ощутить, осязать эту энергию зала, почти что в прямом смысле прикоснуться к ней.

Каковы отрицательные стороны успеха?

Успех, популярность - это тюрьма. Чем более успешным становится человек, тем тяжелее его цепи, его кандалы. Допустим, если я выйду на улицу в простой, обычной одежде, на следующий же день в газетах появится какая-нибудь нелепая, невиданная история, например, что у меня не всё в порядке со здоровьем, или что-то вроде того, какая-нибудь очередная выдумка. Также успех порождает чувство зависти. И трудно знать заранее, от кого она исходит - от людей, которых уже давно знаешь, или же от тех, кого ты никогда не встречал. Это можно сравнить с саблей, которая заострена с обоих концов.

А вы никогда не пытались как-нибудь маскироваться, выходя в многолюдные места?

Вы знаете, в моём случае это не срабатывает. Потому что даже если люди не узнают меня, они всё равно узнают мой голос! Так, получается, что если люди узнают меня, да ещё при этом замаскированную, этим я только усложню свою проблему![смеётся]

О вашем голосе писало так много музыкальных критиков. Есть ли у вас какое-нибудь любимое суждение?

Если я вам скажу, то буду казаться нескромной! [смеётся] Однако надо признать, что было несколько довольно милых суждений.

Могли ли бы вы назвать себя скромным или стеснительным человеком?

Да, пожалуй, с этим я соглашусь. Действительно, я довольно скромный и стеснительный человек.

Многие говорят, что вы грустный, унылый, депрессивный и даже несчастный человек. Это правда?

Те люди, которые говорят подобные вещи, в действительности не знают меня. Они видят меня лишь на сцене, а я имею обыкновение не смеяться на сцене. Когда поешь лирическую песню или патриотический гимн, как-то не к месту смеяться. К тому же, на мою жизнь выпала и своя доля несчастья: смерть дочери; сын, родившийся инвалидом. Также очень сильно потрясла меня смерть мужа: даже, несмотря на то, что на тот момент мы уже не жили вместе, мы были вместе много лет, и у нас оставалось много общих воспоминаний. На протяжении семнадцати лет в моей стране шла война. В общем, как видите, особенно сильно радоваться было нечему… Но даже несмотря на всё это, было очень много и того, за что я очень благодарна жизни.

Как вы думаете, ваша жизнь была легче или же, наоборот, тяжелее, от того что вы работали вместе со своим мужем?

В каких-то случаях можно сказать, что легче, в других - тяжелее. Мне очень нравилось работать со своим мужем, так как это придавало ещё одно измерение нашим отношениям. Мы были коллегами, а не просто мужем и женой. В этом отношении особенное понимание наступало тогда, когда я находилась на сцене: Асси было понятно то давление, которое я чувствовала, ведь он был совсем рядом - за сценой - и всё видел. Но было достаточно сложно разделять личную и профессиональную жизнь - мы никогда не могли полностью отделить одну от другой. Профессиональная жизнь постоянно присутствовала в нашей личной жизни - мы постоянно разговаривали о музыке, о партитурах, о выступлениях и так далее. Было очень сложно полностью исключать профессиональные разговоры из нашей личной жизни.

Кто был большим перфекционистом: вы или ваш покойный муж?

Мы оба стремились к совершенству. Мы не успокаивались до тех пор, пока оба не были полностью удовлетворены работой. Когда дело касалось музыки, мы никогда не шли на компромиссы.

Если вы оба были перфекционистами и никогда не шли на компромиссы, в таком случае можно себе представить, что ваша семейная жизнь была, должно быть, всегда бойкой и оживлённой, очень богатой на яркие впечатления…

[Файруз и Рима посмотрели друг на друга и засмеялись]

В каких случаях вы всё-таки могли пойти на компромисс?

В семейной жизни компромиссы просто необходимы, дабы просто-напросто иметь возможность продолжать совместную жизнь, оставаться вместе [смеётся]. Когда мы уже не могли пойти на компромисс, мы расстались.

Кого бы вы могли назвать своим лучшим критиком в музыке?

В основном это те люди, которые не знают меня лично. Те, кто знает меня, обычно очень заботятся о моих чувствах и переживаниях, и, следовательно, поэтому не всегда бывают честными со мной. Они говорят то, что, как они думают, я сама хотела бы услышать.

Как вы заботитесь о своём голосе, как вам удаётся хранить его в таком замечательном состоянии?

Вы уже видели надпись "Курить запрещено!" на парадной двери. Она была специально повешена там именно поэтому, для осуществления именно этой цели. Мне не нравится, когда рядом со мной курят. Я не люблю бывать в местах, где сильно накурено, где очень много сигаретного дыма, как, впрочем, и любого другого дыма!

Случалось ли когда-нибудь такое, что ваш муж будил вас (или вы его) посреди ночи, для того чтобы обсудить только что пришедшую ему в голову идею новой песни?

[смеётся] Вы знаете, мы обычно ложились спать гораздо позже полуночи!

Как вы обычно выбираете для себя песню?

В этом деле не существует какой-либо специальной формулы - мне либо нравится песня, либо не нравится, вот и всё.

Какое открытие более всего изменило вашу жизнь?

Для того чтобы тебя услышали в этой жизни, нужно научиться петь! [смеётся]

***

На этом интервью закончилось. Файруз, улыбаясь, пригласила меня присоединиться к ней, для того чтобы попробовать чашечку её совершенно особенного кофе по-турецки, приготовленного по специальному рецепту самой Файруз. Мы разговаривали о том, как она не любит готовить, а также о её предстоящих концертах в Англии и о новом музыкальном спектакле, главную роль в котором играет младшая сестра певицы Хода. Я уже собирался уходить, и Файруз проводила меня до лестницы. Не успел я спуститься, как Файруз позвала меня назад. Она подошла ко мне, держа в руках серебряные блюда: на одном лежали шоколадные конфеты, на другом - миндальные орешки в сахаре. И вот, снова спускаясь по покрытой красным ковром лестнице, я покидал дом Файруз, сжимая в кулаке миндальные орешки. Во рту таял шоколад, и я слышал всё удаляющийся от меня голос Файруз, говоривший: "До свиданья!"

назад

Послушать
Реклама
Отдых в арабских странах

Туристические поездки по Сирии и Иордании. Подробнее...
 
Реклама
Арабский язык за рубежом

Курсы арабского языка в Каире. Подробнее...
 
Реклама
Арабский перевод

Перевод текста с русского на арабский и с арабского на русский. Подробнее...
О сайте | Об Арабском | Как Его Учат | Форум | Почитать | Послушать | Арабский Мир | Поиск по сайту

 
© Copyright 2005-2011, arabic.ru
 
Яндекс цитирования Arabic.ru   Рейтинг@Mail.ru       Ссылки на Arabic.ru
Go Ahead: создание, раскрутка, продвижение и реклама сайта