Arabic.ru - арабский язык и мир изучения арабского языка
Arabic.ru - арабский язык и мир изучения арабского языка
            

   Где и как его учат

Самостоятельно

Знакомство с методом "Параллельные тексты"

Ф.Ф. Нестеров

назад | далее

П. Н. Милюков - в будущем видный русский историк, лидер партии кадетов и министр временного правительства - закончил I московскую полную классическую гимназию в 1877 году и, едва успев сдать вступительные экзамены в Петербургский университет, отправился санитаром - добровольцем на Кавказский фронт только что начавшейся русско-турецкой войны…

Из всего языкового багажа, вынесенного им из средней школы, нам собственно интересен лишь немецкий язык, так как на двух классических языках ему разговаривать было не с кем, а на французском, напротив, говорил и в семье, и за ее пределами с детства: русское дворянство было, как известно, двуязычно… Короче, лишь немецкий П. Н. Милюкова дает нам материал по проблеме "язык - речь". С немецким языком у него было все в порядке:

"Заинтересовавшись греческой философией (будучи учеником 7-го класса, - Ф. Н.), я купил на толкучке немецкий учебник истории философии Швеглера… Так я вызубрил все греческие философемы и часть римских; попробовал кое-кого и из новой философии… Немецкие классики в старых (полных) изданиях, напротив, были использованы тогда же: не говоря о Лессинге и Виланде, я читал Гете (в посмертном издании) и особенно Шиллера, которого я часто перечитывал. Не помню, как и когда я приобрел Гейне. Но в последних классах, благодаря одной поддержки со стороны, он стал моей настольной книгой: "Buch der Zieder" и "Romanzero" я помнил чуть не наизусть".1

Зато отношения с немецкой речью оставляли желать лучшего. Возвратимся к поездке Павла Николаевича на Кавказский фронт:

"Молодой офицер - остзейский немец Эргарт - предложил мне быть его попутчиком в поездке к турецкой границе, и я охотно ухватился за это предложение. Я кое-как справлялся с разговором, а мой веселый спутник был рад говорить со мною на своем родном языке. По дороге он учил меня немецким песням и с особенным воодушевлением распевал "Wacht am Rein".2

Возможность, а вместе с тем и необходимость возобновления немецкой речевой практики у П. Н. Милюкова возникла лишь двадцать лет спустя, когда ему пришлось перебраться на новое местожительство - в Болгарию (1897-1899). Тогда же он изъездил весь Балканский полуостров вдоль и поперек, причем каждая из поездок предварялась более или менее основательной лингвистической подготовкой. Вот, к примеру:

"Готовясь к поездке в Македонию, я принялся за изучение турецкого и ново-греческого языков. Помимо грамматик, я пригласил к себе одного македонца, с которым каждый день упражнялся в произношении фраз и в чтении вслух текстов (!) обоих языков, а попутно улучшал и свой болгарский разговорный язык… В путешествии то и другое принесло мне, при всем несовершенстве достигнутых результатов, большую пользу".3

Помимо турецкого и ново-греческого, оставалось еще с полдюжины славянских языков, справиться с такой уймой да за столь краткий срок оказалось не по силам даже выпускнику русской гимназии. И тут-то, по словам Милюкова, на помощь ему и пришел "единственный общеславянский язык" - немецкий. Представители разноплеменной славянской интеллигенции именно на нем общались между собой, и Милюкову на этот раз не составило труда обратиться к этому испытанному средству. Разумеется, по-немецки же он вел долгие ученые беседы с хранителем "богатого археологического отдела библиотеки в Вене" Шомбати, венгром по национальности, к которому Павлу Николаевичу не раз приходилось обращаться за консультациями. От прежней речевой скованности не осталось, как видно, и следа.

Заканчивая университет (1882), Павел Николаевич решил наградить себя за труды праведные туристической поездкой в Италию - разумеется, после того, как диплом окажется у него в руках. К этому сладостному путешествию следовало должным образом подготовиться в языковом отношении. И он на последнем семестре берется за итальянский. Нет, не за разговорник, а за настоящий язык: "Я учился по-итальянски у нашего милого университетского лектора Мальма… Проведя слушателей через Манцони, он довел нас до Данте и прочел с нами несколько песен. Меня сближал с ним, помимо итальянского, также интерес к музыке".4
На этих "лекциях", стоит заметить, никакого "погружения в язык" или, точнее, в итальянскую речь не происходило и происходить не могло, зато слушатели Мальма, они же - читатели Манцони и Данте, успели за эти считанные месяцы овладеть и итальянской грамматикой и основным словарным запасом итальянского языка: всякий, кто только возьмет в руку увесистый том "Обрученных" Манцони, поймет, что роман содержит в себе и то, и другое.
Тур по Италии по богатству оставленных после себя впечатлений превзошел все ожидания. Прошел он совершенно гладко и в языковом отношении: достаточно основательное знание языка обеспечивало, в качестве сопутствующего "продукта", и владение речью. Двадцать два года спустя (1904) посетив говорящую по-итальянски Далмацию, Милюков, несмотря на значительный по времени перерыв в практике разговора на этом языке, не встретил каких-либо затруднений в общении с местными жителями. Вспоминая эту поездку, он отмечал: "по-итальянски я говорил бегло...".5

На изучение английского языка - и письменного, и разговорного - Милюков в общей сложности положил несколько более года, после чего с полным успехом выступил с курсом лекций по истории русской политической мысли как перед американской, так и перед английской студенческой - и не только студенческой - аудиторией.

Первый приступ к английскому относится к 1877 году или, точнее, ко второму полугодию выпускного класса в гимназии. По словам Павла Николаевича, "усвоив путием чтения немецкий и французский языки", он "решил присоединить и английский".
Сказано - сделано: "Соединившись с Стрельцовым, мы пригласили английскую учительницу, которая очень нас продвинула вперед. Помню, мы читали с нею "Jane Eyre" Шарлотты Бронте, но потом добились от нее даже чтения Байрона, - конечно, одним нам тогда недоступного".6
Вряд ли эти занятия продолжались более трех месяцев: в конце учебного года грозно маячил призрак экзаменов на аттестат зрелости, к которым надобно было готовиться загодя. Но главное было уже сделано: Павел Николаевич получил доступ к английской литературе в подлиннике, "присоединив" тем самым английский к немецкому и французскому языкам.

Однако, с английской речью дела обстоял отнюдь не удовлетворительно: "Я помнил, - писал П. Н., - как, приехав из Парижа в Лондон (1897) на увеселительном поезде за 40 франков, я спросил полисмена, как пройти на такую-то улицу, а он, осмотрев меня, вежливо ответил мне по-французски".7

Из этого столь же забавного, сколь и поучительного эпизода П. Н. сделал для себя соответствующий вывод: "Мне, очевидно, многого недоставало - просто чтобы заговорить, как следует".8
Для нас в высшей степени любопытны конкретные шаги, предпринятые П. Н. к тому, чтобы устранить этот очевидный недостаток. "Мне посчастливилось найти молодую англичанку мисс Хьюз, профессиональную учительницу, которая понял, что мне нужно, и не думала со мной переучивать грамматику. Каждый день она приезжала на Удельную - и не только мы разговаривали, чтобы усвоить произношение, но я решил вместе с нею приготовить самый текст будущих лекций, написав его прямо по-английски. Тут я только понял, что значит писать прямо на чужом языке. Английская речь, как всякая, имеет свою логику, и это понимание английской конструкции речи мне внушила на опыте мисс Хъюз… Мне приходилось переделывать каждую фразу своей вступительной главы по нескольку раз, и все казалось, что ради ясности я жертвую точностью. Очень медленно устанавливалась новая привычка.
… Мы условились с мисс Хъюз встретиться в Лондоне и совершить вместе велосипедную прогулку по живописному Северному Уэллсу, где жили ее родные… Эта поездка, кроме удовольствия доставила мне и большую пользу, развязала мне язык".9

Лекции Милюкова имели полнейший успех как в США, так и в Англии, отзывы о них в прессе были самые благоприятные. По завершении курса Чикагский университет заключил с русским профессором новый контракт, так что Павел Николаевич, едва вернувшись из своей первой поездки в Америку (1903), должен был готовиться ко второй (1904 - 1905)...

назад | далее


1 - П. Н. Милюков Воспоминания, т 1, М. "Современник", 1990, с. 82.
2 - Там же, с. 99.
3 - Там же, с. 191 - 192.
4 - Там же, с. 126.
5 - Там же, с. 238.
6 - Там же, с. 82 - 83.
7 - Там же, с. 213.
8 - Там же.
9 - Там же, c. 213 - 214.

 

Где и как его учат
Реклама
Отдых в арабских странах

Туристические поездки по Сирии и Иордании. Подробнее...
 
Реклама
Арабский язык за рубежом

Курсы арабского языка в Каире. Подробнее...
 
Реклама
Арабский перевод

Перевод текста с русского на арабский и с арабского на русский. Подробнее...
О сайте | Об Арабском | Как Его Учат | Форум | Почитать | Послушать | Арабский Мир | Поиск по сайту

 
© Copyright 2005-2011, arabic.ru
 
Яндекс цитирования Arabic.ru   Рейтинг@Mail.ru       Ссылки на Arabic.ru
Go Ahead: создание, раскрутка, продвижение и реклама сайта