Arabic.ru - арабский язык и мир изучения арабского языка
Arabic.ru - арабский язык и мир изучения арабского языка
            

   Арабский мир

Ваши истории

Шарм в Шейхе (Часть 2)

Гора Моисея

Татьяна

Я не могу сказать точно, что сподвигло меня взять эту экскурсию. То ли воспоминания о походе по Крыму, то ли желание доказать себе и всем остальным, что я классный ходок в горы. Вобщем решение сверкнуло как молния в моей голове, и в ту же минуту "Лысый" выписывал мне билет.

Вот то, что я слышала об этом мероприятии:

  1. Экскурсия очень тяжёлая, но ничего страшного нет, туда идут и старушки.
  2. На верху очень холодно, максимум теплых вещей. (Это в Египте-то)
  3. Бедуины предлагают взять верблюда - ни за что не бери, были случаи, когда они падали в пропасть.
  4. Ночной переход, бессонная ночь. Еды не дают, пить тоже.
  5. Более 700 ступеней
  6. Более 3000 ступеней.
  7. Очень красивый рассвет.
  8. Отпущение всех грехов.

И все в таком духе. "Ну я же ходила по Крыму 10 дней с 10-килограммовым отягощением за спиной, а тут на легке, да еще один день, вернее ночь, ничего, справлюсь!" Так то оно так, но в Крыму мы шли днем, а по ночам спали, как нормальные люди. К тому же не было такого случая, что бы за один день мы преодолели 2000 м вверх и обратно 2000 м вниз. Но обо всем по-порядку.

Не буду пересказывать историю этой Горы. Я думаю все люди, более-менее знакомые с Библией её знают.

В назначенный час мы собираемся в холле отеля. Я и еще парочка - мужчина и женщина. Мужчина большой и грузный его зовут Эдуард, женщина с ним невысокая, худенькая и похожа на рыжую лисичку, её зовут Маргарита.

Через несколько минут появляется наш гид. В глаза бросается его странное поведение. Он как-то странно неестественно возбужден. "Гашиша накурился" - предположила я.

Собственно о нашей программе я ничего не знаю. Ну идем всю ночь, утром спускаемся, к завтраку-то должны вернуться? И тут выясняется, что к завтраку мы не возвращаемся… Я должна взять завтрак с собой. Мысленно чертыхаясь, недоумевая, зачем так затягивать и без того нелегкую экскурсию, я иду к стойке взять завтрак.

Мы ждем ещё одну женщину, которая купила экскурсию, но почему-то не хочет ехать. К нам подходит некий Андрюха, которого я видела до этого на пляже в компании Игоря, Наташи и ещё 2-х девчат. Оказывается он тоже едет, но его проинформировали неправильно о времени сбора. Так вот кто эта загадочная женщина, купившая экскурсию!

Андрюха бежит к себе в номер, и через несколько минут появляется в холле с курткой в руках. Итак, мы больше никого не ждем - все в сборе. Осталось только Андрюхе взять свой завтрак. Мы покрутились ещё несколько минут в холле, но завтрак Андрюха так и не получил.

"Так долго собираемся! Пешком бы уже давно дошли! - сказала Маргарита. - Вон, эту гору из отеля видно". Андрюха махнул рукой на свой сухой паёк, ладно, поехали уже! Если гора не идёт к бедуину, бедуин идет к горе.

Настроение у всех возбуждённо-приподнятое. "Спортивная экскурсия, спортом будете по ночам заниматься!" - пообещал нам веселый гид, который до сих пор не назвал нам своего имени.

Наконец мы садимся в мини-бас. По дороге к нам как всегда подсаживают людей. Гида зовут Мансур. За время нашей короткой поездки Мансур сумел меня достать своим неестественным весельем и дурацкими вопросами. Он видимо решил выбрать меня "жертвой этого вечера". После очередной попытки вызвать у меня смущение вопросом в стиле 1-го класса начальной школы "Таня, а зачем тебе очки?" услышал от меня: "Ты курил? Признайся?" Вопрос явно привел его в замешательство. Оказывается, что вообще-то он курит гашиш, но сегодня не курил, потому, что на работе.

Наш неугомонный гид решил просветить публику. Начал с рассказа о курорте Шарм эль-Шейх. Несмотря на корявости его изложения, послушать его было интересно. Оказывается, название Шарм-эль -Шейх переводиться с арабского как "Залив Короля", только какого короля, непонятно. В районе Залива есть несколько коралловых заповедников. Самый известный называется Рас-Мохаммед, что означает "Голова Мухаммеда" или "Голова человека". Опять - какого человека? Непонятно. А полуостров Синай обязан своему названию арабскому слову "син", что значит зуб. Ну похож он на зуб на карте и горы там зубчатые. Логично!

Потом последовал сбивчивый рассказ про Моисея и про гору на которую мы едем. Наш весёлый и общительный гид старался нас увлечь изо всех сил. Как трогательно из его уст звучал рассказ о Моисее на ломанном русском языке! Конечно, Египту необходимо обеспечить работой всё дееспособное население, но слушая Мансура, невольно приходишь к мысли, что наши гиды справились бы с его задачей лучше.

Но вот, речи Мансура умолкли, на Египет опустилась чёрная ночь. Мы едем уже 3-й час. Маловероятно, чтобы эту гору можно было увидеть из отеля. Судя по тому, что начинает закладывать уши, мы поднимаемся вверх. Восхождение началось!

Дальше надо сказать, что я на некоторое время погрузилась в неглубокий сон, так, что осознавала, что мы едем, а я не лежу, а сижу, и это обстоятельство мне не даёт уснуть нормально.

Когда проснулась, наш мини-бас остановился на каком-то полустаночке, возле отеля. Нам было предложено "попить чай, кофе, воспользоваться туалетом". Когда выходили из машины, почувствовали объятия уже не южного холода. Люди, которые вышли без теплых курток ёжились и дрожали. Был 12-й час. Многие из нас в такое время уже спят в своих отелях. Потом до самой горы мы уже ехали без остановок.

Вот, наконец, приехали! Не успел водитель остановиться, у дверей автобуса в темноте столпилась бедуины с арафтками в руках.

Мансур нам прочитал небольшую лекцию, показал сонным людям на нарисованной карте, где остановиться наш автобус и какой тропой мы поднимаемся и спускаемся.

Наконец мы вышли.

Нет, на воздухе не так уж и холодно! Бедуины, так те вообще бегают в своих длинных платьях, без всяких курток.

Мансур нам представил нашего проводника из местных. Проводник - невысокий худенький бедуинский паренёк с мелкими чертами лица и в замызганной одежде. На парне поверх голобеи была курточка условно красного цвета, на голову небрежно намотан сиреневый платок.

"Его зовут Раджаб." - представил нам проводника Мансур. При слове "Раджаб", парень улыбнулся, обнажив ровный ряд желтых зубов, и обвёл нас всех хитрым взором. "А почему бедуины ходят в платьях?" - помню задал вопрос кто-то из женщин. "Наверно им так больше нравиться" - подумала я тогда.

После прохождения КПП мы наконец то идем! Идем!

Время 1.30 или что то вроде того. Темное небо, на котором горят тысячи звезд. Светит луна, но не полная, а убывающая. В стороне от нас чернеет какая-то глыба. "Это монастырь Святой Екатерины"- поясняет Мансур.

Что странно, идем мы одни, других групп не видно. Зато бедуинов с верблюдами полно. Когда проходим мимо очередной бедуинской группы, то и дело слышится "Камаль? Камаль?" Это они предлагают верблюда. Ля камаль, не надо нам никакого верблюда - они в пропасть падают. В конце концов, мы идём искупать свои грехи, не на верблюде же в рай въезжать!

Кто то из женщин обратил внимание, что от верблюдов по всей округе стоит специфический запах. По мне так все равно.

Итак, мы идем. Дорога плавно идет вверх. Впереди маячит худая фигурка нашего провожатого в красной курточке и сиреневом платке. Раджаб курит как паровоз, одну сигарету за другой. Мансур бегает от одного туриста к другому, что-то рассказывает, наш неугомонный Мансур. Слева и справа тёмным силуэтом выделяются бедуинские палаточки, сами бедуины со своими верблюдами как призраки темнеют на дороге. "Камаль? Камаль?".

Воют собаки, верблюды портят воздух, проводник дымит, как паровоз, а мы идем...

Тут наш наш бедуинский шерпа 1 затеял с Мансуром какой-то спор на повышенных, раздражённых тонах. "Сейчас подерутся!" - предположил кто-то. "Интересно, они всегда так друг с другом разговаривают?" - подумала я. Я с интересом наблюдала за ними. Нет, не подрались. Мансур отошел от парня, а тот вытащил из кармана мобильный телефон, и начал говорить уже по телефону, все на тех же повышенных, раздражённых тонах.

Вот, наконец, наша тропа начала становиться круче и уже. То и дело попадались камни. Слава Богу, а то некоторые из нас думали, что так всю дорогу прошагаем по ровной прямой дорожке. Андрюха так вообще с жиру беситься - давай, начальник, говорит он Мансуру, устроим гонки с препятствиями, а то скучно идти. Подожди, братан, будут тебе ещё и гонки, и препятствия.

Я пристоилась за Раджабом. По крымскому опыту знаю, что лучше идти след в след за проводником или с проводником,- он задаёт верный темп. Идем уже больше часа. В принципе, от ходьбы становится жарко. Многие из нас сняли теплые куртки и пальто. Мансур так вообще обливается потом. Кстати, он совсем без тёплых вещей, как он собирается идти дальше?

Не могу вспомнить, как я оказалась вместе с Раджабом, по-моему я задала ему какой-то незначительный вопрос. "А! Энти келем араби!"- услышала я уже знакомое. Ну да "Shwaya" 2 - ответила я. Впрочем наш проводник неплохо говорил по-английски, как потом выяснилось. Правда, акцент у него был своеобразный. По-русски он тоже знал несколько слов. Вобщем я опять нашла общий язык с бедуином. В следующюю минуту я шагала уже не за ним, а с ним.

Что сказать, темп он набирал спортивный. Видно было, что некоторые люди из группы успевают за нами с трудом. Тропинка становилась все извилистей, уже и круче.

"Сколько тебе лет, Таня?" - спросил Раджаб.
"Мне много, 25, - соврала я, какая ему разница до моего настоящего возраста, - а тебе?"
"25 разве это много? Мне тоже 25", - выглядит моложе, - подумала я.
"А ты замужем?"
"Нет, я разведена, а ты?"
"Я тоже не женат. А у тебя хабиби 3 есть?"
"Нет, а у тебя хабиба есть?"
Он сделал какой-то непределённый жест, что вроде бы да, как бы есть. Вообще он сейчас и в дальнейшем проявлял себя как пофигист.

В какой-то момент он взял меня за руку. В голове мелькнула нехорошая мысль, что мол, вот, одну руку я уже испачкала.

"Почему ты так много куришь?"
"Это помогает мне идти."

Вот первая наша стоянка. Маленькая, невзрачная халупа, где замотанный в платок бедуин продает чай, шоколад и различные энергетические напитки по бешеной цене. Покупать ничего не хотелось. На этой стоянке выяснилось, что оказывается, не только мы одни совершаем восхождение. Там были и наши соотечественники, и иностранцы. Все замотанные, притихшие, видимо успели устать. Откого-то я там услышала, что, вот, неплохо было бы водочки тяпнуть...

Долго нам стоять или сидеть там не дали. "Яллабина ялла!" 4 - скомандовал Раджаб. Мы встали и пошли. Только сейчас мы заметили, как изменилась температура. Временами дул холодный ветер и нам пришлось одеть припасённые тёплые вещички. По дороге продолжаю беседовать с моим новым знакомым. Говорим восновном по-английски, но когда нахожу нужные слова, пытаюсь говорить по-арабски.

"Ты христианка?"
"Да, а ты мусульманин?"
"Да, все бедуины мусульмане. А где ты живешь?"
"В Москве."
"В самой Москве?"
"Ну да, а ты?"
"А мы все живем в монастыре Святой Екатерины."
"Раждаб, а ты любишь русских туристов?- задаю я всё тот же вопрос."
"Немного."
"А почему немного?"
"Не все хорошие, - и после небольших объяснений, которые я не поняла прибавил - Ты вот хорошая."

Группа у нас была хорошая. Никто не ныл, хотя многим, чувтвовалось, приходиться нелегко. Раджаб топает как лось, в своём спортивном теме и курит, курит. Я вспомнила, что говорила одна женщина, побывавшая на этой экскурсии: "Проводник будет гнать, не надо за ним нестись, выберите свой тепм и идите спокойно." В данном случае это было нереально. На горе мы были одни, в темноте запросто можно заблудиться. "Надо немного сбавить его темп - подумала я - Куда он так летит? Все равно на горе будем торчать 2,5 часа, ждать рассвета."

Я пытаюсь "тормознуть" Раджаба. Хнычу, показываю как я устала. "Сааб, лимаза ялла, ялла?!" 5 - пытаюсь я выразить мысль любым доступным для меня способом. Мой новый приятель смеясь, тащит меня за руку вперед и вверх. Я у него почти на буксире. Да нет, я не так уж и устала, но люди из нашей группы... зачем понапрасну мучить людей?

Еще одна стоянка на дороге. Заходим в домик. Раджаб плюхается на скамейку, приглашая меня сесть рядом с ним. Через некоторое время подтягивается вся наша группа. Слава Богу все живы! Лица у всех красные, глаза горят. Это особенно заметно при тусклом электрическом освещении.

Группа смотрит на нас с интересом. "Тань - обращается ко мне Эдуард - а спроси его, есть ли у него дома телевизор?" "Раджаб, у тебя есть дома телевизор?" - перевожу я на арабский. Он отрицательно мотает головой.

Мансур начинает рассказывать нашей группе про бедуинов. Очень богатые, у всех дома телевизор, компьютер. Говорят на совершенно другом языке, мы, арабы их не понимаем. "Враньё - думаю я - говорят они на египетском диалекте арабского языка." Зачем придумывать? За профанов он нас всех принимает, что ли?

"Раджаб, Мансур рассказывает сейчас нашим людям о бедуинах" - говорю я. Раджаб усмехается. "Эй, Мансур! Про бедуинов что ли рассказываешь? - тут же окликает он нашего гида. - Что говоришь-то про нас?"

Но хватит бездельничать! Выходим из домика. "Ялла, ялла!" - опять слышим мы. Раджаб берёт меня уже за другую руку, безнадежно испачкав и её.

Дорога превратилась в узкую горную тропинку. С одной стороны от нас горная стена, с другой еле заметный в темноте обрыв. Вот они, эти знаменитые ступени, которые выкладывали монахи из монастыря Святой Екатерины! "Ступени, - обращает моё внимание на них мой новый друг . И тут же произносит по-русски - Ступени." Мы смеёмся. Их должно быть 764.

"Давай считать ступени, - предлагаю я. Заодно отработаю счет. "Wahed, Ethnan, Thalatha, Arbaa..." 6 - начали мы хором. Со стороны мы, наверно, похожи на детсадовских детей.

Мы преодолевали эти ступеньки огромными шагами. Дыхание у меня сбивалось. "Hamsa wa arbayin, sitta wa arbayin..." 7 - все, больше не могу. "Ялла, ялла" - трясет меня за руку Раджаб. Почему не считаешь? Но, кажется, он тоже устал. Он поводит меня к краю обрыва. Показывает путь, который мы прошли. "Tariq" 8! - торжественно говорит он. Вид впечатляет. Подножие горы кроется в сумраке. Светать еще не начало.

Наверх идут самые крутые ступеньки. "Осталось совсем немного" - пытается подбодрить меня мой друг. Но я действительно устала. Он берет меня за руку и тащит за собой. "Совсем немного..." - кричу я вниз растянувшейся по склону группе. Последнее усилие... Наконец, мы вылезаем на ровную поверхность.

"Elhamdulillah!" 9- произношу я. "Elhamdulillah!" - вторит мне Раджаб.

Там уже собралось несколько десятков наших и иностранных туристов и паломников. После некоторой возни зашли в одну из хижин. Бедуин, почему-то похожий на китайца, стоял за грязным прилавком.

Мансур объявил, что в 4.45 можно выходить из домика и идти на вершину встречать рассвет. Затем закутавшись в одеяло лег на лавку и уснул. "Надо взять одеяло. - сказал кто-то - на вершине очень холодно и ветрено, без одеяла там моментально замёрзнешь". "Да, мы все взмокли, когда шли. - отозвалась одна из женщин. - Надо было взять сменную сухую одежду."

Серые от грязи одеяла стопкой лежали в углу хижины.

"Сколько они стоят?" - спросила я. "Полтора доллара".

Потихоньку люди из нашей группы стали брать у китаеобразного бедуина одеяла и заворачиваться в них. Я посидела ещё немного. Мокрое тело начало потихоньку остывать и холод пробирался под куртку. А на верху ещё и ветер...

"Лучше блохи, чем грипп" - подумала я и решительно направилась к китаеобразному. Поучив от него разрешение взять одеяло за 1,5 евро, я приблизилась к неаппетитной стопке. В принципе все они были одинаково грязные и выбирать тут было не из чего. Брезгливо 2-ми пальчиками я вытащила из стопки первое попавшееся... Ах, они ещё и тяжелые! Грязь в виде засаленности просто материально ощущалась на нем. После этой поездки надо будет обязательно продезинфицироваться, мелькнула мысль Так же 2-мя пальчиками я пыталась завернуться в это нелепое одеяло, но вскоре поняла, что давно уже пора оставить неуместную брезгливость и что испачканной мне суждено быть в этой поездке. Это одна из самых пикантных её сторон. После непродолжительной возни мне всё-таки удалось сложить одеяло вдвое и завернуться в него. После всех неприятных ощущений, приятно было обнаружить, что в одеяле действительно тепло.

Я обвела взглядом нашу группу. Меньше всего люди были похожи на туристов, скорее не сборище этапированных зэков. Лица уставшие, понурые. Потихоньку народ в наш домик начал прибывать. На лавках вскоре уже не было свободного места.

Раджаб в это время крутился у прилавка, заменяя китаеобразного. Он сделал себе чай из пакетика Липтон и с удовольствием его прихлёбывал. "Мог бы меня угостить. - подумала я. - Свинтус, однако."

Как же мне хотелось чая! Мне казалось, что выпив чая я сразу согреюсь и не нужно никакое одеяло. Чай стоял около доллара. Я уже хотела было купить у них, но тут люди из нашей группы, прослышав о моём намерении, хором закричали: "Не вздумай, отравишься! Видишь, из каких бочек они его наливают! " Мне указали на 2 грязные канистры в углу прилавка. Да, травиться не хотелось. Ладно, обойдемся без чая.

"Раджаб, а водка есть?" - не выдержала я. При всём моём неуважении к этому напитку я не против была опрокинуть в себя грамм 50 водки. "Здесь? Нет. Харам 10." "Харам - грех,- неожиданно выступила женщина из нашей группы. - Здесь же святое место."

Раджаб, закончив своё чаепитие, растянулся на скамейке, подгрёб себе 2 одеяла и завернулся в них. Его карие глаза засверкали от удовольствия.

Народу в домике уже набилось так много, что не всем хватало места на лавках.

Меня начало тянуть в сон. Казалось, если бы можно было растянуться на жесткой деревянной скамье, я бы тут же уснула. Гора Моисея, как средство от бессоницы. Время было начало 5-го.

Наконец народ встрепенулся. Неужели идём? Ко мне подошёл Раджаб. Да, идем. Путаясь в одеяле и спотыкаясь мы побрели к вершине, откуда открывается вид на сумасшедшей красоты рассвет, из-за чего собственно мы сюда и пришли. Последние несколько десятков ступеней - ерунда по сравнению с тем, что мы преодолели в эту ночь.

На вершине, действительно дул сильный ветер. Раджаб потащил меня за руку к какому-то узкому проходу со ступенями вниз. "Сюда, сюда, здесь нет ветра". Действительно, мы оказались в закрытом от ветра месте на восточной стороне горы.

Мой спутник не закутался в одеяло и был в одной своей длинной рубашонке и в курточке условно красного цвета. Видимо и он начал подмерзать. Кто был на горе, тот понимает о чём я говорю. На короткое время он исчез, и снова возник уже с одеялом. Начало светать, народ прибывал. Из мрака выступали силуэты людей.

Мы с Раджабом уселись на низенький парапетик на краю обрыва. Теперь можно было видеть путь, который мы прошли. Извилистая тропинка уходила вниз и растворялась в горном массиве. Вокруг вздымались отроги гор, похожие на зубы ископаемого животного. На фоне светлеющего неба вырисовывался птичий профиль Раджаба.

"Раджаб, ты умеешь читать и писать" - спросила я, вспомнив, что гиды представляли нам бедуинов как неграмотных людей.
"Немножко."
Я усмехнулась. У него всё "немножко".
"Ты учился в школе?"
"Да, 5 лет."
"Что вы учили?"
"Мы учились читать и писать. Немножко по-арабски, немножко по-английски, немножко по-немецки. Я ещё немецкий знаю."
"Так ты умеешь писать по-арабски?" - не унималась я.
"Немножко. По английски лучше пишу. Я люблю английский."

Мы посидели еще какое-то время. Раджаб начал дрожать своим худеньким тельцем. Я пыталась укутать его в одеяло. "No problem, no problem" - повторял он, видя мою заботу.

Он распахнул полы своего одеяла и обнял меня одной рукой. Так мы сидели какое-то время прижавшись друг к другу. Люди из 2-х параллельных миров... "Осталось только поцеловаться" - подумала я. Все это было очень похоже на странный сон. "Сколько время?" - спросил он. Я показала ему часы. Было как раз 5.45. "Скоро будет рассвет." - пообещал мой проводник.

Какой-то мужик зашел за камень и начал справлять малую нужду. Скотина, нашел место! Впрочем всем уже было все равно.

В какой-то момент Раджаб встал, бросив свое одеяло, и куда-то ушел. Народ все прибывал и прибывал. Уже все пространство вокруг меня было занято людьми. У моих ног уселся какой-то человек неопределённого пола, закутанный в платок.

Человек в платке назвал Моисея первым туристом-экстремалом.
"Интересно Моисей так же мёрз как мы?" - спросила я у него.
"Мне это было интересно час назад, когда я сюда шёл - мечтательно отозвался человек - Сначала мне было интересно что он ел все 40 дней, потом мёрз ли он здесь, сейчас меня ни то ни другое не интересует."
"Можно загадывать желание" - сказал кто-то.
"Желание у всех одно!" - отозвалась я. Народ кругом одобрительно засмеялся.

Самыми морозоустойчивыми, по моим наблюдением оказались арабы. Они не кутались в одеяла и были одеты по сравнению с нами достаточно легко.

Ну где же этот рассвет? Было уже совсем светло. Кто-то фотографировался, кто-то жался друг к другу, кто-то просто стоял и смотрел на восток. Туда, где начинался спектакль.

Небо затягивали легкие перистые облака. Сначала небо было бледно-голубым. Потом оно окрасилось на горизонте в ярко-оранжевый цвет. Причем чем дальше от горизонта, тем холодней становились краски неба. Облака начали менять форму, расползаться вширь и вдоль. Огненно-оранжевый свет все больше заполнял небосвод.

Дальние отроги гор тонули в сиреневой дымке. "Как в первый день после сотворения Мира..." - подумала я. Где-то я уже слышала это сравнение.

Я отвлеклась на какой-то момент и тут же услышала аплодисменты и восторженные крики.

Из-за самой дальней горной гряды показался верх солнечного диска. Уже не солнечный свет, а само Солнце можно было наблюдать с горы. Люди моментально ожили. Даже самые мрачные и угрюмые лица озарили улыбки. На короткое мгновение люди почувствовали братство всех со всеми, но без алкоголя, как это обычно бывает в России на Новый Год, а под воздействием чистой, светлой энергии. Вот она - кульминация нашей поездки!

Самое интересное в этой мистерии, то, что Солнце восходит на уровне твоего носа. То есть высота на которую мы взлетели где-то порядка 3000 метров с лишним, поэтому и образование облаков, и восход происходили как раз на высоте наших глаз.

Защелкали фотоаппараты. Мы простояли полчаса, наблюдая за тем, как поднимается солнечный диск, как он выходит из узкой полоски облаков и снова скрывается за ней. Какая-то группа иностранцев затянула протяжное пение.

Потом кто-то незримый скомандовал "Подъем" и народ начал активно и охотно вставать со своих мест. Человек неопределённого пола встал, скинул с себя одеяло, размотал платок и оказался худым парнем, примерно таких же лет как и я. "Хватит, пора домой!" - сказал он решительно.

Сотни человек, побросав под ноги свои одеяла устремились по дороге вниз. В толпе я заметила Раджаба. Он переоделся в другую голобею. На спине у него был небольшой стильный рюкзачок. Меня он уже не замечал, ну и не надо, мистерия кончилась, наступило утро.

Внизу у хижины нас ждал выспавшийся Мансур. Мы обменялись с ним приветствиями по-арабски и поспешили взять курс вниз.

Шли мы уже другой дорогой, более короткой, зато более крутой. Солнце всходило, воздух постепенно становился всё теплее и теплее. По крутой и узкой тропе можно было идти только по одному. Бедуины подняли галдеж, выкрикивая название турфирм "Тез-тур! Ромашка! Мостревел!(Зачем? Потеряться было уже невозможно). Вдоль тропы то здесь то там стояли прилавочки, где бедуины продавали кусочки минералов и еще какие-то сувениры (кристаль?, кристаль? Утренняя аналогия камаль? камаль?) Люди начали постепенно оттаивать. И хотя самое трудное осталось позади, бдительность терять нельзя было. Тропинка была крутая и каменистая, по обеим сторонам были ямы и в некоторых местах даже пропасти. Хотя кое-где угадывались ступени расслабляться и глазеть по сторонам было затруднительно. Несколько человек упало (нет, не в пропасть), в основном это были пожилые люди (до сих пор удивляюсь, как они туда залезли?). Ноги у меня дрожали - сказывалось недавнее напряжение и бессонная ночь.

А между тем восходящее солнце причудливо освещало зубцы горы. Нужно было только отвлечься от ступеней и оглянуться по сторонам. Внизу вы никогда такого пейзажа не увидите! Как в первый день, после сотворения мира!

Но в том то и дело, что отвлекаться было некогда. Ну не предусмотрено в программе экскурсии наблюдение за утренним пейзажом! Толпа сзади, толпа впереди и опять "быстреее-быстрее". "Ромашка! Тезтур!"

Несколько кадров этой красоты мне всё-таки удалось заснять. Потом у меня кончилась пленка.

Не знаю точно, сколько по времени мы спускались, наверно меньше, чем поднимались, но мне все равно показалось, что очень долго. Собственно про спуск я не могу сказать ничего интересного. Раза 2 или 3 попадались на пути кошки. Они были очень милые и немного отличались от российских кошек. Лапы и мордочки у них были более вытянутые. Скорее это живая копия растиражированой египетской кошачьей статуэтки. За одним из прилавков, продающих "кристаль" стоял бедуинский мальчик лет 7-ми. "Энта сагир" 11, - сказала я ему. "Эна сагир мафишь..." 12 - ответил он.

Наконец за очередным поворотом показался монастырь. Это обнадёжило. Хотя в течении часа мы всё ещё продолжали спускаться по крутым ступенькам, вскоре вышли на ровную поверхность. Теперь гору можно было наблюдать снизу. И куда это мы залезли? Вершины не было видно, она терялась за зубцами и я так и не смогла оценить всю грандиозность нашего восхождения. Вскоре я нашла нескольких людей из нашей группы. Мы прошли несколько десятков метров к автобусной остановке. В толпе людей я увидела сидящего на парапете Раджаба с группкой бедуинов. Он узнал меня и улыбнулся, я подошла к нему , чтобы попрощаться. Тут же меня окликнул Мансур. Ну вот, не дают с человеком поговорить! Впрочем говорить нам было не о чем. Я сказала "Пока" по-арабски и отошла. Мансур, проходя мимо Раджаба небрежно вытащил из кармана несколько смятых египетских купюр и протянул ему . Тот с ловкостью обезъяны сцапал пачку и тут же начал её персчитывать. "Сказка кончилась." - подумала я.

Оказывается у нас по программе у нас еще посещение монастыря Святой Екатерины и магазина сувениров в городе Дахабе. Меня всегда раздражала манера арабов таскать туристов по магазинам. Ну ладно в другое время, но сейчас, уставших голодных туристов везти еще на рынок, казалось мне верхом невоспитанности. В монастырь я тоже не рвалась - пусть кто хочет, тот туда топает, я лучше слопаю свой завтрак и высплюсь! Что я и сделала. В сухом пайке оказался пакет сока, банан, плавленый сырок, коробочка мёда и 2 булочки. Я съела всё, кроме плавленого сырка. Когда открывала мёд, он потёк у меня по пальцам. Я облизала пальцы, кое как вытерлась салфеткой и так легла спать на сиденье минибаса.

Когда проснулась мы уже неслись по дороге к Дахабу под арабскую музыку, которую нам поставил водитель. Ничего неординарного в дороге с нами не случилось, поэтому не буду утомлять себя и своего читателя пересказыванием тривиальных вещей.

Меня очень раздражала затянутость экскурсии, ужасно хотелось оказаться в отеле, вымыться, поесть, выспаться, тем более, что вечером у меня была поездка на "1000 и 1 ночь".

Шарм в Шейхе (Заключение)

Вот собственно и все, сказка кончилась. Впереди было ещё шоу "1000 и 1 ночь", которое доброго слова не стоит и отбытие на историческую Родину, которое тоже приятным и интересным назвать сложно.

Почему после отпуска, проведённого в Египте, мне всегда хочется хотя бы вкратце записать свои впечатления? Я думаю потому, что это место, эти люди наделены каким-то особым обаянием. Вот почему я решила назвать этот цикл рассказов. ШАРМ в ШЕЙХе.


1. шерпа - народность Непала, люди, живущие в горах. В русском языке используется, как синоним слова "проводник в горах", "носильщик"
2. shwaya (араб.) - немного.
3. хабиби (араб.) - любимый.
4. яллабина ялла (араб.) - давай, давай!
5. cааб, лимаза ялла, ялла! - трудно, зачем, давай, давай!
6. wahed, Ethnan, Thalatha, Arbaa…(араб.) - 1, 2, 3, 4...
7. hamsa wa arbayin, sitta wa arbayin (араб.) - 45, 46
8. tariq (араб.) - дорога
9. elhamdulillah (араб.) - Слава Богу!
10. харам (араб.) - грех
11. энта сагир (араб.) - ты маленький
12. эна сагир мафишь..." - до сих пор не могу понять, что он хотел сказать. "Я не маленький", что ли?

Арабский мир
Реклама
Отдых в арабских странах

Туристические поездки по Сирии и Иордании. Подробнее...
 
Реклама
Арабский язык за рубежом

Курсы арабского языка в Каире. Подробнее...
 
Реклама
Арабский перевод

Перевод текста с русского на арабский и с арабского на русский. Подробнее...
О сайте | Об Арабском | Как Его Учат | Форум | Почитать | Послушать | Арабский Мир | Поиск по сайту

 
© Copyright 2005-2011, arabic.ru
 
Яндекс цитирования Arabic.ru   Рейтинг@Mail.ru       Ссылки на Arabic.ru
Go Ahead: создание, раскрутка, продвижение и реклама сайта