Arabic.ru - арабский язык и мир изучения арабского языка
Arabic.ru - арабский язык и мир изучения арабского языка
            

   Арабский мир

Ваши истории

Воспоминания о Ливии. Часть 2.

Сергей Воробьев

Часть 1 смотрите здесь.

Муравьи тоже интересны - есть мелкие рыжие и черные муравьи, которые живут в домах какой-то своей особой жизнью. Ну, представьте себе, у меня в квартире муравьинная дорожка начиналась на полу у двери в ванной и проходила по стене через гостинную и пропадала наверху где-то у ящика жалюзи. Бороться с этим было бесполезно - можно натереть мылом плинтус (стены там каменные), и на время это поможет, но потом все восстановится. Это создает неудобства только для кухни - оставите мясо на разморозку - тут же к нему образуется муравьиная дорожка - или сахар ну и т.п. Защищаться просто - поставить достаточно широкую тарелку, налить в нее воды, поставить в воду миску или тарелку поменьше и в нее мясо и пр. Гарантирую - муравьи не доберутся. Крупы, муку и сахар лучше всего хранить в плотно закрывающихся металлических банках (идеальный вариант 3-5 литровые банки от сухого молока) - там есть какие-то вредители, которые прогрызают наши бумажные пакеты и превращают все перечисленные продукты в труху. О тараканах разговор отдельный...

По сравнению с африканскими тараканами, московские - это просто какие-то мошки, не заслуживающие внимания. Африканские собратья отличаются большими (до 10 см) размерами и летучестью. Помню, как-то раз в импровизированной гостинице (на деле несколько квартир многоэтажного дома) советских специалистов ночью я вышел на кухню попить воды. Спросонья я не разглядел, что стенка около мусорного ведра имеет необычно рыжий цвет, и только когда подошел поближе вдруг верхний рыжий слой поднялся в воздух и образовал небольшое рыжее облако. Как старый ПВОшник, я машинально сбивал летящие цели пока не понял, что это бесполезно. С тех пор мусорное ведро я выносил всегда и никогда не оставлял в нем что-нибудь на ночь. Ну, конечно это не такая большая проблема. В Ливии всегда продавались достаточно сильные средства для выведения летающей и ползучей нечисти. Но все же лучше не оставлять в доме пищевых отходов.

Еще одна проблема - комары. В Триполи мне приходилось часто видеть как по улицам разъезжает машина и распыляет какие-то средства против комаров (это похоже на облака дыма). Хотя для дома там продавалась замечательная вешь "Пиф-паф", которая выводила всю летающую живность минут за пять-десять, оставаясь при этом совершенно безвредной для человека. Но для тараканов она не годилась.

Кроме химии есть и живые помощники - в моей квартире по потолку и стенам все время сновали маленькие ящерицы - гекконы. Они пожирали комаров и мух, при этом для человека они были абсолютно безвредны. Однажды я поймал хамелеона и он жил у меня года три, потом пропал. То ли кошка съела, то сам ушел. Ужасно забавные создания хамелеоны. Тараканов он у меня съел дней за десять, а поскольку летучие твари все время прибывали, то работы ему хватало. После его пропажи опять пришлось перейти на химию...

В Ливии живут вараны. Вот эту тварь не советую пытаться поймать и вообще загонять в угол. Зубы у него острейшие. Помню один раз, в бытность мою в Гадамесе, от нечего делать гоняли с ливийцами полуметрового варана. Загнали его, сердешного в угол между ангарами и попытались накинуть сетку, привязанную к палке толщиной с ручку от лопаты. Варан, ни мало не смущаясь, в два куса перегрыз палку и прыгнул на нас. Хорошо, что палка была длиной метра три и мы успели разбежаться. В городах такие твари, естественно не живут, но вот в пустыне... Хотя на людей они не нападают.

Если уж перешли на пустынную фауну, то упомяну также и про змей. В Ливии мне встречались два вида: эфа и рогатая африканская гадюка. Про эфу более-менее мы все знаем, а вот про рогатую гадюку - меньше. Поэтому начнем с эфы. По размерам она 70-80 см. Желтая или сероватая окраска тела с двумя зигзагообразными полосами по бокам. Вдоль спины тянутся светлые поперечно вытянутые петли. На голове можно четко рассмотреть рисунок в виде креста или летящей птицы. Водится она повсеместно: и в бугристых песках в развалинах и среди кустарников. При встрече с человеком старается немедленно убраться восвояси. И лучше всего ей в этом не препятствовать. Если вы увидели змею, не пугайтесь, не кричите, не машите руками и не дергайтесь. Во-первых, змеи безнадежно глухи и просто не услышат то, что вы хотите им сказать, они ощущают лишь вибрации окружающего их пространства. Если вы испугаете змею своими хаотичными движениями, она вас укусит. Если вы ее заденете, она вас тоже укусит. Помните главное правило - змеи кусают только в порядке самообороны. Поэтому спокойно стойте и ждите, когда она изволит проползти - и идите потом по своим делам.

Рогатая песчаная гадюка. У нее рожки на голове (только они торчат из под песка, когда змея "в лежке" и по колебаниям почвы змея чувствует приближение к ней), страшная ядовитость (фактически нет противоядия), способность стремительно зарываться в песчаную почву, причем не "винтом", как некоторые удавчики, а сразу всем телом. Рогатые гадюки очень хорошо маскируются, повторюсь, очень ядовиты, и, после укуса, усиленно вибрируя телом, способны тут же вновь зарыться в песок, скрывшись, как от мечущейся в панике жертвы, так и от посторонних свидетелей. Тем самым, зачастую, бывает непонятно, что за животное нанесло укус. Поэтому если вам случится идти по пустыне старайтесь идти по колее, где ездят автомобили или взять ветку длиной метра полтора (не меньше - ведь гадюка выпрыгивает) и водить ей перед собой. Насколько велика опасность - судите сами - я прожил там 10 лет и добрую половину из них провел в пустыне, ночевал там и ни разу не подвергся нападению змеи, хотя видел их много раз.

При укусах змей помощь должна быть оказана без промедления. В первую очередь следует удалить хотя бы часть яда, попавшего в организм. Для этого каждая ранка крестообразно рассекается на глубину примерно сантиметр, яд отсасывается ртом (если нет трещин или ссадин на слизистой оболочке рта) или специальной банкой с резиновой грушей (при поездке в пустыню всегда лучше запасаться минимально необходимыми лекарствами и инструментами). Затем ранку следует промыть слабым раствором марганцовки (светло-розового цвета) или перекисью водорода и наложить стерильную повязку. Пострадавшему надо создать полный покой, дать выпить побольше чаю, кофе или просто горячей воды. Учитывая, что укушенный человек обычно испытывает чувство ужасного страха, можно рекомендовать прием внутрь имеющихся в аптечке транквилизаторов (феназепам, седуксен и т.п.). Запрещается при укусах змей накладывать жгут на конечность. Это не только не предупредит распространение яда по организму, но может нанести ему непоправимый вред.

Ливийцы употребляют змей в пищу. На вид и вкус напоминает мясо курицы, впрочем вкус немного специфический, но есть можно.

Отвлекся я на описание природы и всякой живности, но продолжим вспоминать. Работа в Бир аль-Ганем заключалась в разворачивании техники на некоторых участках местности, подготовка ее к работе и после окончания работы сворачивание и возвращение. Все это занимало по нескольку дней. Местность эта не так далеко от Триполи, поэтому ночевали мы там через день. Очень хорошо помню свою первую ночь вне города. Такого звездного неба я наверное уже никогда не увижу. Здесь, под Москвой, слишком много света. А там - дикая пустыня, костер, палатка. Но, впрочем, все по порядку. Приехали мы туда на топопривязчике, (это такая хитрая машина которая рисует маршрут на карте по ходу движения). Разбили лагерь, ливийцы поехали до ближайшего стада и купили барана, которому сразу усекли голову и зажарили. Должен сказать, что пищу в полевых условиях они готовят просто превосходно. Но не буду вдаваться в тонкости восточной кухни.

После ужина погуляли немного вокруг палаток, а куда идти - местность на сотни километров одинаковая - да и темнеет там быстро. Чтобы скорпионы не вздумали забраться в палатку положили у входа шерстяное одеяло, заграждение от змей (похоже на перевернутую тонкую двуручную пилу) и легли спать. Да, я забыл сказать, что всех специалистов в арабских странах зовут "хабирами" (по- арабски). В тот вечер со мной было два хабира - Юра Потеев и Валя Моисеев. Немного потрепавшись мы уснули. Спали спокойно, но в два часа ночи Моисееву понадобилось прогуляться, а для этого нужно было зажечь свет. Зажигаем свет и видим, что на потолке сидит огромный (сантиметров 15) паук. Ну, как говорят, лежим и смотрим на него, а он, уж не знаю куда - глаз-то у него не видно! Валя сразу забыл про прогулку. Ну видим сидит хорошо, уверенно, сразу не прыгает. А выключим свет - кто знает? Никто таких не видел никогда, может он людьми питается? Начали обсуждение что с ним делать... Решили прижечь. Юрка берет свой "ронсон" (зажигалку) регулирует ее на полный ход и струей пламени по пауку! Эта гадина вдруг как прыгнет вниз! В общем, из палатки мы вылетели наверное раньше, чем паук упал на пол. Долго нервно курили. Почему-то в палатку возвращаться не хотелось. Пошли и легли спать в кузове грузовика, у нас был такой огромный грузовик "Мерседес". Матрасы остались в палатке, поэтому до утра спали по-спартански, завернувшись в одеяла, я-то практически не спал, и мне показалось, что Юра с Валей тоже. Паука мы утром в палатке не нашли, но матрасы перетащили в кузов от греха.

В Ливии не принято завтракать в 7 утра. Основной завтрак у них где-то от 10-10.30. Мы этого не знали, поскольку в гостинице завтрак делается под европейцев, а в поле мы выехали в первый раз. Но после бессонной ночи жрать хотелось зверски. С тех пор на все выезды на местность я брал с собой из дома сухой паек и небольшую аптечку. Впрочем, пока хватит о пустыне. Ведь под Триполи не пустыня в полном смысле этого слова. Все-таки холмики с растительностью, а не песок. Кстати в центральной Ливии пустыни не песчаные, а каменистые.

Ливия, Триполи, вид сверхуДействительно уж очень далеко я забрался в пустыню, пора возвращаться в Триполи.

Все свободное время первых месяцев пребывания в Ливии было посвящено исследованию нового для меня мира. Вначале мы все ходили в город только кучей, но уже к концу первого месяца у каждого появился свой маршрут и, в общем, дружный коллектив собирался только при отъезде на работу и вечером, когда делать в общем-то было уже нечего и мы писали "пульку". Сухой закон мы нарушили уже на второй день пребывания в стране. Дело в том, что еще раньше мы (здесь я должен пояснить, что "мы" - это четверо переводчиков, учившихся на одном курсе, бывших в одной командировке в Белоруссии и после выпуска из института попавших работать в одну страну) были в командировке в учебном центре и по приезде в Ливию встретили знакомых летчиков (наших, хабиров), которые узнав, что мы привезли черный хлеб с селедкой, тут же сгоняли к себе и притащили двухлитровую посудину со спиртом. Вначале мы, откровенно говоря, побаивались, но в ходе "очищения" посудины узнали много для себя нового. Итак, про пьянство в Ливии. Как мне не раз рассказывали сами ливийцы, сухой закон в их стране был установлен не в силу религиозных ограничений, а после того как в автомобильной катастрофе погиб ближайший друг и соратник Каддафи Мухаммад Мгриф. Говорили, что все этот вышло по причине употребления определенных напитков. К автомобильным авариям я еще вернусь, а пока про пьянство. Как я имел возможность убедиться, ливийцы (я имею в виду власти) смотрят сквозь пальцы на то, что иностранцы пьют у себя дома. Многие даже считают, что спиртное иностранцы получают в посольствах (только не в нашем! Хрена у них можно было чего выпросить...). Главных условий всего три: не продавать ливийцам, не предлагать выпить ливийцам и не появляться на улице в подпитии. Вот и все. Кстати, на первом условии часто "горели" болгары, устраивавшие в своих городках промышленные установки по изготовлению спиртных напитков. Мне всегда хватало простого самогонного аппарата, собранного на основе обыкновенной скороварки. Одно могу сказать, продукт выходил очень неплохой и все праздники проходили весело. Что касается местного населения, т.е. ливийцев, то у них тоже все поставлено как надо. Люди побогаче заказывают спиртное у контрабандистов, а те, кто победнее, гонят самогон из фиников, благо этого добра там хватает. Много раз я пытался получить у них рецепт и способ, но за все время мне так и не удалось этого сделать.

Контрабанда спиртного была поставлена очень хорошо. В соседних Тунисе, Алжире и Египте грузовики загружались ящиками на которых были наклеены этикетки, свидетельствующие, что внутри находятся соки, компоты - все что угодно, только не спиртное. Сухопутные границы в Ливии охраняются километров на двадцать от моря (а дальше только патрулями), так что тайными тропами спиртное доставлялось в города, где можно было получить "плату за страх". Вспоминаю, как ливийские военные корабли ходили с визитами дружбы на Мальту. Обратно они возвращались загруженные спиртным, что называется "под завязку" (иногда даже на палубе стояли ящики). Таможенных служб на военно-морских базах не было, а все остальные контрольные службы получали свою дозу спиртного. Впрочем, и у наших были свои секреты. Наш химик гнал чистейший как слеза напиток из пшеницы, но секретами не делился, а позднее мой друг научился делать замечательное пиво из детского питания, короче жили мы хорошо. Иностранцы на нефтянных приисках и в жилых городках (на скважинах и нефтеналивных портах) вообще имеют закрытые бары, где наливают только европейцам. Но там спиртное очень дорого. К теме пьянства я вернусь еще не раз, просто хотелось сразу объяснить, чтобы было понятно, где мы его брали в стране сухого закона и почему не угодили в тюрьму. Вспоминаю одну популярную в Ливии карикатуру. На ней изображены два полицейских, волокущих в участок в лоскуты пьяного. Сзади к пьянчужке подкрадывается другой ливиец и тихо спрашивает его: "Скажи, друг, где взял?".

Однако продолжу. Как я уже говорил, у каждого появился свой маршрут - кто-то регулярно обходил магазины с дисками, кто-то не мог выбрать джинсы, я каждый день не вылезал из книжных магазинов и ходил в кино. Кинотеатры - это отдельная тема. В Триполи тогда было всего два-три кинотеатра, где можно было нормально посмотреть фильм, т.е. в зале был кондиционер и действительно не разрешали курить. То есть курить нигде официально не разрешали, но... Возьмем для примера один из кинотеатров рядом с улицей Рашид. В начале сеанса на экране появляется надпись - "В зале не курить". Тут же начинают щелкать зажигалки и в воздух взвиваются клубы табачного дыма. Мужчины и женщины сидят раздельно. Только в некоторых кинотеатрах (как, например, "Уаддан") для семейных пар отводятся балконы. Фильмы безжалостно вырезали. Все сцены с малейшим намеком на аморальность (по ливийским понятиям) удалялись. Цензуре подвергались также афиши (как впрочем и все печатные издания). Никогда не забуду одну афишу, где одна из актрис была изображена, видимо, в бикини. Видимо, это потому что черным толстым фломастером владелец кинотеатра нарисовал ей штаны (именно штаны). Все это смотрелось настолько смешно, что я долго приставал к кассиру, пытаясь сначала получить, а потом купить эту афишу. Но он был непреклонен и афишу я не получил.

Таким образом, за первые четыре месяца я излазил практически весь центр Триполи. В мае следующего года меня отправили в город Гадамес. Гадамес находится в пустыне - если вы представите себе Тунис, то это напротив его самой южной точки. Там сходятся три границы - ливийская, алжирская и тунисская. Да еще часть, где мы работали, стояла не в городе, а километрах в 10 в пустыне. Там я, наверное, и полюбил эти необъятные просторы, дикую природу...

Но обо всем по порядку. Собраться мне толком не удалось, так как уезжать надо было уже рано утром, а "обрадовали" меня накануне часов этак в 9. В общем, похватал все самое необходимое, как мне тогда казалось, и утром в 6 часов погрузился в автобус "Тойота".

Из Триполи в Гадамес есть две дороги через Бенгашир и Суани. В этот раз мы поехали "нижней" через Суани. Почему "нижней"? Дорога через Бенгашир далее проходит по краю плато Джебель Нефуса, а дорога через Суани - у подножия плато по равнине, по-моему, Джифара. Откуда я помню все эти названия? Должен сказать, что, наверное, каждый человек, проезжая населенный пункт, обязательно хочет знать как он называется. Тогда в Ливии на английском языке дублировались надписи только на федеральной трассе Триполи - Бенгази и, по-моему, Триполи - Себха. Во всех остальных случаях надписи были только на арабском языке. Поэтому мне, как переводчику, приходилось каждый раз добросовестно их читать (а по ходу часто еще и показывать на карте). Так что все они врезались в память навечно. Протяженность обеих дорог примерно одинакова, но наш водитель почему-то предпочитал ездить по нижней. Дорога, надо сказать, очень монотонная, ехать долго (километров 600-700), по времени часов 10-12. Деревни попадаются достаточно редко. Дорога часто пересекается сухими руслами (вади). Как я уже писал выше, пустыня в этих местах в основном каменистая, поэтому вода во время зимних дождей не уходит в землю, а наполняет сухие русла, которые на несколько часов превращаются в бурные потоки. Потоки очень мощные я не раз видел каменные мосты разрушенные такими потоками...

Там где вода встречает непреодолимое препятствие, например, холмы или возвышенность, образуются соляные озера - "себхи". В натуре это болото, наполненное густым соляным раствором. Иногда такие себхи занимают огромные площади.

Автобус ехал довольно быстро, но только до Шакшука. От Шакшука до аль-Хаувамида к дороге примыкают песчаные участки и на трассу иногда ветром наносит песчаные "языки", длинные песчаные холмики, высотой сантиметров 15-20. Наезд на такой "язык" равнозначен наезду на "лежачего полицейского" - эффект тот же самый. Песок лежит настолько плотно, что машина проезжает по нему как по камню. Я впоследствии не раз видел на обочине перевернутые грузовики и легковые машины, водители которых беспечно на большой скорости наезжали на такие "языки".

Не буду утомлять читателей подробным описанием дороги в стиле "пою и том, что вижу".

После аль-Хаувамида у города Налут дорога поднимается наверх в горы серпантином. Зрелище просто захватывающее - по склону горы ласточкиными гнездами лепятся дома. Араб-водитель поясняет, что это в основном древние постройки. Правда потом, когда мы поднялись наверх увидели всего три - четыре дома и все современной постройки. Видимо население города предпочитало жить в домах предков. В Налуте сделали остановку, набрали воды - проехали еще только полдороги, а время уже подходило к полудню и жара крепчала. Дальше дорога стала еще хуже. Нет, шоссе было великолепного качества. Но мы ехали уже по песчаной пустыне, со скоростью не больше 30-40 километров в час (из за этих "языков"), собственно это была возвышенность между двумя вади (Зузам и Джрджир). Следующий населенный пункт Синаун (не поворачивается язык назвать деревней 5-6 домов) был только километров через 120. Примерно через столько же был следующий пункт Дердж. А там уже рукой подать до Гадамеса - еще 100 километров и мы наконец приехали. Дорога по жаре здорово всех измотала (водителей было два и они через два-три часа менялись), поэтому все свалились и уснули как мертвые, благо в комнатах имелись кондиционеры.

На следующее утро я проснулся рано. Солнце еще только всходило и на улице было прохладно. Я вышел на улицу и увидел величественную картину. Пустыня начиналась прямо за тыловой стеной нашего дома, представлявшего из себя сборный металлический ангар. Метрах в ста - ста пятидесяти от границ части в сторону Алжира виднелась небольшая рощица из молодых деревьев, невысоких - метра полтора высоты не больше. "Оазис" - подумал я (только через пару дней я узнал, что на этом месте был сток бытовых вод из нашей части). Еще подальше? метрах в трехстах поднималась цепь холмов, переходящих в невысокие горы желтого и красного цвета. Мне трудно описать, как это было красиво в лучах восходящего солнца. Уже значительно позднее, я узнал, что сам город Гадамес находится в оазисе, который называется "Жемчуг пустыни", есть правда и другой вариант перевода "Жемчужина Сахары". Но это в русском языке. Сами понимаете, что в переводе с русского "пустыня Сахара" для араба будет "пустыня Пустыня" т.е. полной бессмыслицей. Так что остановимся на первом варианте. Вообще Гадамес - маленький город (там, по-моему, в то время не было и 10 тысяч населения) и вначале показался такой, простите, дырой, что от накатившей тоски захотелось просто завыть. Но ничего, жизнь есть жизнь, в ней, как говорят, все бывает. Я был молод, полон энергии и надолго портить себе настроение не хотелось.

Не буду описывать довольно скучный процесс обучения танкового батальона, это мало кому интересно. Впрочем и там были яркие эпизоды, но о них потом. Для поездок по бытовым вопросам нам дали три джипа. До этого я ни разу не садился за руль джипа. И вот тут я понял какая это прекрасная для пустыни машина. Минимум приборов управления и прекрасная проходимость по пескам. Для начала один из ливийских офицеров (подозреваю, что это был контрразведчик) устроил нам экскурсию по окрестностям и показал примерное прохождение алжирской и тунисской границ, чтобы нас ненароком не занесло в соседнюю страну. Выглядело это примерно так: въехав на какую-нибудь возвышенность он показывал на какую-нибудь сопку и говорил "Вот эта гора точно наша, та подальше, по-моему, тоже, а вон та, левее, уже алжирская (тунисская)." Половина указанных нам высоток представляла из себя песчаные барханы которые во время песчаной бури свободно могли "переехать" на другое место, так что, не желая вызвать международные осложнения, мы вечером решили не ездить на север и запад без сопровождения местных. Впрочем, проблему представляла только тунисская граница, поскольку тогда, при Бургибе, ливийско-тунисские отношения были далеко не безоблачны. Так что ездили мы сами, соблюдая, естественно, меры предосторожности при выезде в пустыню. (Перед выездом заправляли полный бак, грузили канистры с водой, аптечку и рацию). Ну и кроме того, мы были обязаны сообщать местным в каком направлении и на какой срок отъезжали.

Гадамес, как и Налут считается "берберским" городом. Беребер по-арабски означает варвар. Вообще, как я понял, берберы - остатки древнего населения Ливии, еще не до конца ассимилировавшиеся с арабами. Берберы - светлокожие, светловолосые люди в отличие от смуглых, черноволосых арабов. Во времена захвата Ливии Италией итальянцы пытались формировать берберские части для борьбы с повстанцами Омара Мухтара. Правда, сейчас я уже не помню, насколько удачной была эта попытка. Вместе с тем я не встречал ни одного жителя Ливии, который сказал бы мне, что он - бербер. Несмотря на все внешние признаки. Но, в общем, это не столь важно. Жители южных районов Ливии - чернокожие, и так же уверены, что они коренные арабы.

Гадамес является одним из самых старых обитаемых присахарских городов. При этом там сохранились здания старой постройки - старый город. Сам он в плане представляет собой неровный круг, узкие извилистые улочки похожи на белые коридоры между глухими стенами домов и заборами. Дома построены так, что нижний этаж жилища задуман как прохладный и темный склад съестных припасов и одновременно жилая территория преимущественно для мужчин. Дома соединены узкими темными проходами. Следующий этаж предназначен для женщин и выглядит как терраса с множеством окон и арок, где постоянно гуляет ветер. Когда я в первый раз попал туда, мне показалось, что это подземный город. Но позднее, увидев настоящие подземный поселения я понял, что ошибался.

Кроме берберов в Гадамесе я впервые увидел туарегов. В Гадамесе есть большой верблюжий рынок. И однажды во время поездки мне показали группу людей, закутанных в черное. Это были туареги. Туареги - это граждане никакой страны. Вся жизнь их проходит в перемещении по пустынным тропам (торговым путям)от оазиса к оазису от Судана до Мавритании и обратно.

В Гадамесе я впервые познакомился с верблюдами. То есть раньше я, конечно, видел верблюдов в зоопарке. Но вот верхом на верблюда я в первый раз сел в Гадамесе. Кстати, у туарегов обычаи запрещают говорить на тему верблюдов с посторонними, чтобы верблюдов "не сглазить". Правда туарег, не имеющий верблюдов, может спокойно о них говорить. Должен разочаровать любителей экзотики. Поездки, особенно вначале, на верблюдах не вдохновляют. Прежде чем отправляться на верблюде в путешествие нужно научиться правильно сидеть на нем. Просто сесть в седло - целая проблема для новичка. Даже когда верблюд стоит на коленях, горб его очень высок. Далее, сидеть на верблюде как на коне нельзя - быстро устанете. Ноги надо забрасывать ему на шею. Вообще-то и седло у верблюда специфическое - доска под спину с боковыми крыльями, чтобы не ерзать из стороны в сторону. Чтобы не сверзиться с такой высоты руками нужно держаться за переднюю луку, похожую на птичью лапу. Добавьте к этому сильный специфический запах животного, а также всякую мелочь в виде насекомых, обитающих в его шерсти, и вот примерная картина того, что вы можете получить в виде личных ощущений (помимо радости от первой поездки на верблюде).

В Гадамесе я впервые увидел настоящую песчаную пустыню. Ранее, когда я жил в Триполи все выезды "на природу" ограничивались 50-километровой зоной так называемой полупустыней. И вот, наконец, я попал в реальную африканскую пустыню... Ровные гряды барханов. Солнце. Жара. Безводье.

Поскольку от большого начальства мы были далеко, я в первый же день попросил командира роты скроить для меня куфию - головной убор арабских бедуинов. На его возражения о том, что это не форменный головной убор я ответил, что выбор за ним - лишатся переводчика или терпеть такое нарушение на полевых занятиях. Постепенно разговор переместился на уровень комбата, но тот просто махнул рукой и сказал - пускай носит... Сложнее было с нашим старшим, но и того в конце концов удалось уломать, с условием, что носить куфию я буду только в поле и, в случае приезда начальства из Триполи сразу же ее сниму. Поскольку триполийскому начальству поездка летом в Гадамес могла только приснится в страшном сне, мне особо ничего не грозило. Осмелев, я попытался пробить себе и остальную "гражданскую одежду", но уж тут начальство показало себя во всю грозную силу и я был позорно разбит. Если кто не знает - арабы вообще ничего не носят под своими длинными рубахами (в Египте их называют "галабеями", в Ливии - просто "сурийа") и их кожа всегда чиста, хотя не моются они месяцами. Микроскопические частицы песка, просачивающиеся через ткань, прочищают тело словно наждаком. Я в периоды, когда жить приходилось в пустынях всегда (когда можно) старался носить такую одежду и всегда чувствовал себя более чистым, чем если бы мылся три раза в день, но носил бы привычную одежду...

У живущих в пустыне людей вырабатывается особая походка. Они ходят очень медленно. Со стороны это смотрится как шаг верблюда, вместо двух мелких шажков - один большой, плавный. Ступня почти не отрывается от земли. Создается впечатление, что человек не идет, а плывет над песками. И что удивительно, идущий медленно проходит больше идущего быстро, а уж тем более бегущего. И не забывайте - в пустыне лишний километр не приближает к цели, если за него уплачено сверхнормативной водой. К моему огорчению, мне так и не удалось в полной мере научиться так ходить, привыкший к московским улицам организм никак не хотел понять почему спеша, надо идти как можно медленней?

Не удивляйтесь кажущемуся безразличию жителей пустыни к смерти. В ситуации, где непривычный к местным условиям человек начнет активно бороться за жизнь, много и бестолково суетится, пытаясь осуществить самые фантастические планы спасения, местный житель будет просто сидеть или лежать не шевелясь, в любой мало-мальской тени. Активный борец за свою жизнь через день, в лучшем случае через два, погибнет от водного изнурения или теплового удара. А "безразличный" к жизни и смерти местный житель высидит неделю, а то и другую и имеет все шансы дождаться спасения. Кстати, советую - собираясь на длительный срок в пустыню иметь при себе целлофановый пакет. В самой сухой песчаной пустыне (о каменистых речь пойдет потом) всегда можно найти растения. Как ни суха листва пустынных растений, все же вода в них есть. Можно собрать несколько веток в пакет и завязать его горловину. Солнечные лучи, беспрепятственно проникая сквозь пленку будут выпаривать из веток воду которая будет оседать на целлофане мелкими каплями. Суп, конечно, сварить не получится, но полстакана за день набрать можно.

В Гадамесе я впервые столкнулся и еще с одним явлением. Я имею в виду минные поля. Впоследствии я еще не раз вернусь к этому вопросу. Старые минные поля до сих пор остаются большой проблемой для ливийцев. Ни на одном театре военный действий не было использовано такого огромного количества мин, как в Ливии. Здесь нет природных препятствий, бетонированных укрытий или системы земляных укреплений. Все это заменили мины, которые щедро, без карт и системы рассеивались вдоль дорог, вокруг стратегических населенных пунктов и укреплений. Старые минные поля остались не только со времен войны. Итальянцы в период завоевания Ливии и войны с повстанцами Омара Мухтара, также активно защищали свои фермы и населенные пункты минными полями. (Впрочем и нынешние власти Ливии, боявшиеся американского вторжения в 1985-90 годах внесли свою лепту в минирование прибрежных районов). При этом, в отличие от европейской местности, минные поля в пустыне очень коварны. Их может замести толстым слоем песка, на котором возникает грунтовая дорога, по которой годами, иногда десятилетиями, ходит различный автотранспорт. Потом во время песчаной бури песок перемещается и первый же автомобиль, идущий по, казалось бы, знакомому пути взлетает на воздух...

Нельзя сказать, чтобы в этом направлении ничего не делалось. О масштабах этого бедствия могут рассказать следующие цифры: в 1945 году только в Тобрук и Бенгази со сборных пунктов в пустыне грузовики доставляли ежедневно до 150 тонн мин и неиспользованных боеприпасов, чтобы сбросить их в море. Примерно такое же количество взрывали в удаленных от моря местах... Не буду приводить здесь сведения о всех внешнеполитических шагах ливийского руководства в направлении получения карт минных полей и средств на уничтожение мин. Знаю только, что проблема не решена до сих пор.

В 2003 г. на границе между Ливией и Египтом подорвался на мине гоночный грузовой автомобиль, участвующий в ралли "Париж - Дакар". По сообщению организаторов гонки, взрыв повредил колесо автомашины. Никто из членов итало-австрийского экипажа не пострадал. Мина, скорее всего, оказалась на трассе авторалли случайно, оставшись со времён, когда в этом районе находились приграничные минные поля. В 1996-м француз Лорен Геньон, участвовавший в этом же ралли, сгорел в джипе, который наехал на мину и взорвался...

Арабский мир
Реклама
Отдых в арабских странах

Туристические поездки по Сирии и Иордании. Подробнее...
 
Реклама
Арабский язык за рубежом

Курсы арабского языка в Каире. Подробнее...
 
Реклама
Арабский перевод

Перевод текста с русского на арабский и с арабского на русский. Подробнее...
О сайте | Об Арабском | Как Его Учат | Форум | Почитать | Послушать | Арабский Мир | Поиск по сайту

 
© Copyright 2005-2011, arabic.ru
 
Яндекс цитирования Arabic.ru   Рейтинг@Mail.ru       Ссылки на Arabic.ru
Go Ahead: создание, раскрутка, продвижение и реклама сайта